Сумка

В одном большом-пребольшом магазине, в ячейке хранения №49 жила-была Сумка. С виду сумка как сумка, обычная такая: клеёнчато-тканевая, плотненькая, старенькая, в зелено-голубую клеточку. Но была у неё одна особенность – склероз. Сумка жила в ячейке хранения №49 не так долго – от силы месяц, но уже не помнила ни прежнего места обитания, ни своих бывших хозяев. Зато она чётко помнила, что любит давать советы. В общем-то, этим Сумка и занималась практически круглые сутки.

Бывало, подселят в соседнюю ячейку какую-нибудь дамскую сумочку в кружавчиках, так Сумка сразу же советовала кружевной соседке перестать пользоваться пошлыми духами. Мол, за версту пахнет не тем, чем надо, де скромнее надо быть, скромнее, а то совсем уж молодёжь распустилась, куда ни глянь, скоро и 10-летние жениться станут. Ужас!

Или вот займёт нижние этажи пакетов семейка, так Сумка тут же начинает рассказывать им, как привести в порядок ручки, чем их заштопать, чтобы не отвалились да не порвались, ну, и прибавит еще от себя что-нибудь про «береги честь смолоду, а здоровье с рождения».

А уж если наверху останавливался на час, другой мужской дипломат со своею спутницей, то красноречию Сумки не было предела. Тут она и про заболевания всяческие рассказывала, и примеры своих подруг приводила (уж откуда и помнила-то?!), и про резиновые предохранители просвещала. Короче, работала на всеобщее благо.

Но однажды, во время очередного сеанса советов, случилось непоправимое. У Сумки разболелся живот. Так вспучило брюшину, так кольнуло в поджелудочную, так забурлило в самом желудке, так кишочки-то поскрутило, что вылилось на свет божий три литра молока прокисшего, кило заплесневевшего творога, с десяток яиц протухших и чего-то еще совсем непонятного, цвета странного, неопределенного.

Посмотрели на всё это продавцы большого-пребольшого магазина, да и выкинули Сумку в мусорный ящик. Ячейку хранения №49 от гадости очистили и к новым посетителям приладили. Да только надолго в той ячейке никто останавливаться не хотел. Уж больно там запах противный был, никакими дезодорантами не выветриваемый.

Вот ведь оно как бывает: даже своего родства непомнящие после себя могут оставить память великую. На века. Ну, или на полмесяца. Это уже как повезёт.

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out / Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out / Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out / Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out / Change )

Connecting to %s